В России утвержден список духовно нравственных ценностей

v rossii utverzhden spisok duhovno nravstvennyh czennostej Культура народов

Духовно-нравственные ценности, сформированные в процессе культурного развития в России (в соответствии со Стратегией развития образования в Российской Федерации на период до 2025 года)

  • Человечество
  • справедливость
  • Привет
  • Совесть
  • будет
  • личное достоинство
  • вера в добро
  • Стремление выполнять моральные обязательства перед собой, своей семьей и своей Родиной

Нужно искать формулировки, которые будут приняты всеми

Протоиерей Александр Ильяшенко, настоятель храма Спаса Вседержителя в бывшем Скорбяшенском монастыре (Москва)

Протоиерей Александр Ильященко

Я считаю, что идея этого документа хорошая и правильная, но ее нужно развивать. Например, в стратегии есть клише советских времен. Поэтому говорится о развитии личности, способной реализовать свой потенциал в современном обществе. Но современное общество не является постоянной и переменной величиной, и неизвестно, как долго оно будет существовать в этой конкретной форме: наши условия жизни меняются достаточно быстро.

Означает ли это, что мы фокусируем нашу личность на коротком историческом периоде, на чем-то, что быстро меняется и уходит? Или мы придаем ему традиционные ценности, которые действительно значимы в прошлом, настоящем и будущем? Возникает противоречие.

В документе упоминаются традиционные ценности, и эти слова кажутся правильными, но некоторые из них можно понимать в самом широком смысле, а иногда, к сожалению, совсем не так, как их понимали авторы документа. К ним может быть адаптирована любая точка зрения, даже противоречащая замыслу авторов.

Например, что означает «моральный долг перед собой, своей семьей и своей страной»? Здесь, скажем, генерал Власов считал, что выполняет свой моральный долг перед собой и своей Родиной, при этом лично присягнув Гитлеру.

Эта стратегия разрабатывалась десять лет. Это, кстати, мне кажется странным. Как можно принять стратегию нравственного воспитания всего на десять лет? Что изменится через десять лет? Стратегия по своей сути является медленно меняющейся вещью. Стратегические цели не должны быть временными. А сфера нравственного воспитания должна быть ориентирована на истинно традиционные ценности, которые были верны сотни лет назад.

Кстати, из документа исключили такое понятие, как патриотизм. Это не только личный долг перед семьей и Родиной, но и нечто более конкретное и в то же время более широкое. У наших предков было великое обобщение, императив служить своей стране верой и правдой. Слова «вера и истина» больше не имеют двойного значения, их нельзя толковать произвольно.

Этот документ посвящен нравственному воспитанию детей. Важно спросить себя — что мы хотим получить от этих детей в ближайшие годы? Если верные сыны своей Родины готовы служить ей всем, что у них есть, это важный настрой.

Невозможно вложить в одну фразу глубокую и обширную мысль, но нужно выбрать формулировку, которая действительно появилась благодаря национальному опыту и мудрости народа и которую трудно интерпретировать иначе. Это требует большой работы — интеллектуальной, исследовательской, исторической и так далее. Поэтому, повторяю, предлагаю вам серьезно поработать над этим документом.

Мы должны искать фразы, которые будут приняты всеми, всем нашим народом. Они должны чувствовать, что все в документе исходит из их давних традиций и соответствует их внутренним ценностям. Тогда не будет необходимости писать стратегию на десять, пятнадцать, двадцать лет: она будет естественной для людей, глубокой, а значит, постоянной.

Ценности, которые помешают брать взятки

Протоиерей Федор Бородин, настоятель храма Пресвятой Богородицы Космы и Дамиана на Марошейке в Москве.

Протоиерей Федор Бородин

Я считаю, что этот документ содержит превосходный список традиционных ценностей. Для нас, христиан, эти ценности рождаются и питаются нашей верой.

Но если государство воспитывает своих граждан уважать их и обучает этим ценностям имеющимися у него средствами, в первую очередь, конечно, через школы я только за. Потому что нам действительно не хватает этих ценностей в нашей жизни.

Могу сказать по собственному опыту: пятнадцать лет, с 1992 года, я преподаю в государственных школах предмет, который сегодня называют основами православной культуры. Таким образом, детям не терпится услышать слова о каждой добродетели, о чести и совести. Как суша, они пожирают сказки о благородных деяниях тех, кто раньше жил на нашей земле. Все это формирует человека.

Более того, если человек стремится к добру, и все это ему не объясняют в семье, не говорите об основных моральных принципах, упомянутых в этом документе, то, что вы слышите в школе, поможет вам вести себя иначе, чем ваши родители.

Важно преодолеть нынешнюю ситуацию, когда школы давно отказались от образования, оставив только преподавание. Школа, конечно, должна воспитывать. И в школе, и в институте обязательно должен быть кодекс поведения, разграничивающий то, что допустимо, и то, что запрещено.

Помню, в 1988 году я поступил в семинарию. В нашем первом классе было четыре класса, у нас только один или два. Итак, однажды я разговаривал со студентом академии и услышал, как он сказал: «Нам было тяжело». Когда мы тогда пришли в колледж, мы были поглощены общей атмосферой, мы учились, как мы можем вести себя, когда не можем. Вас так много, что вы часто не ведете себя должным образом и не чувствуете, насколько это противоречит нашим традициям ». Но даже тогда эти традиции сблизили нас.

Итак, повторяю, образовательное учреждение должно обучать человека. Это можно сделать на базе преподавания русской литературы и истории. Хотя бывает, что учителя бесчеловечных предметов, таких как математика, физика, химия, тоже становятся нравственными идеалами для детей — через то, как они себя ведут, и их поведение соответствует кодексу, заявленному в школе. Такой учитель может навсегда остаться старшим другом, учителем жизни для взрослого ребенка.

Сейчас мы имеем дело с тем фактом, что основными ценностями нашего общества, к сожалению, являются потребление, прибыль, развлечения, отдых и другие вещи, которые разрушают страну и человеческую душу. Это, конечно, должно быть наоборот.

Если перечень ценностей, упомянутый в этом документе, будет действовать в нашем обществе, всем нам будет намного легче жить. В этом документе говорится об обязательствах перед Родиной, перед соседями. Я бы расширил это понятие и добавил принцип служения, потому что в России этот принцип, особенно для граждан государства, является единственным принципом, который может заставить человека внутренне сопротивляться искушению брать взятки или использовать свое служебное положение как личный ресурс.

Список ценностей – только в контексте Стратегии

Протоиерей Максим Первозванский, главный редактор журнала «Наследники».

Протоиерей Максим Первозванский. Фото Юлии Маковейчук

На мой взгляд, этот документ очень интересен с точки зрения того, что та часть, где ценности кажутся подчеркнутыми отдельно, позволяет нам обезопасить себя от слишком радикальных либералов: «В частности, мы ничего не сказали …» То есть сам список он не содержит каких-то конкретных традиционных ценностей — перечислены лишь расплывчатые общие концепции серии «добро против всякого зла». Если Россия проявит готовность поддерживать и защищать такие традиционные ценности, это будет скорее неудачей, чем достижением.

Однако этот список нельзя рассматривать вне контекста общей стратегии.

Поскольку акценты по-прежнему расставлены в различных параграфах документа, они говорят о важных вещах, включая реальные ценности.

Этот документ ясно показывает озабоченность нашего руководства отсутствием идеологии в нашей стране. И это плохо в условиях очевидной военной угрозы, в которой находится наше государство, военной — в смысле, конечно, наступающей «холодной войны». Обычно позвоночникЕсть люди, которые, по словам Стругацкого, хотят странного. Они не ограничиваются едой, садом, домиком, собакой, парой детей, но ищут более глубокие и серьезные значения. Такими людьми становятся Матросовы, Панфиловы, Павличенко. Такие люди — монтажное, цементирующее ядро. Чтобы такие люди появились, они должны быть готовы не только на словах, но и всей жизнью принимать определенные идеи. Но где взять идеи, ведь в условиях того общества, в котором мы живем, идеологии нет. Проблема в том, что мы живем в светском государстве, а отсутствие государственной идеологии закреплено в нашей Конституции.

Итак, у нас есть печальный пример студентки по имени Варя, которая хотела пойти в ИГИЛ.

Я думаю, что государство это очень хорошо понимает, поэтому в концепции образования остались особые пробелы. Это открытый документ, и в этом его смысл. С одной стороны, он имеет максимально широкий охват, а с другой — говорит об образовании как об основной цели. В 1990-е годы слово «образование» было полностью исключено; в «нулевые годы» это стало разрешено и принято за основу. Этот документ возродил образование как важную часть общества.

«Ценности» в отрыве от христианской этики превращаются в абстрактные понятия

Игумен Агафангел (Белых), настоятель Миколая в Валиках (Валлийская и Алексеевская епархия), сотрудник Синодального миссионерского отдела, руководитель миссионерского лагеря Спасский в Тикси Республики Саха.

Игумен Агафангел (Белых)

Понятно стремление Правительства Российской Федерации еще раз как-то укрепить, сплотить население нашей страны, учитывая «насущные потребности современного общества и российского государства», опираясь на традиционные и духовные ценности. Жалко, что в то же время «Приказ № 996-р» придерживается не христианского, а скорее языческого подхода к делу, характерного для Римской империи, например, признание всех богов и всех религий, поскольку их последователи поклонялись императору и служили укреплению государства. Между прочим, именно поэтому христианство преследовалось — потому что христиане не могли признать божественность императора.

Да, и человечность, и братство, и честь, совесть, воля, личное достоинство, вера в добро и так далее и так далее — это очень хорошо. Но сами они, помимо христианской этики, становятся абстрактными понятиями. Что означает абстрактная «вера в добро» или кто является источником «совести и морального долга» в человеке?

В христианской аксиологии Бог и соблюдение Его заповедей стоят на первом месте, а человек — на втором, потому что наши отношения с Богом также строят наши отношения с нашим ближним. Здесь человечество — не цель, а средство. Совесть и воля — это дар Бога, и всякий, кто верит в «добро», знает имя Того, Кто является источником всего добра.

В любом случае, то, что вы планируете поговорить с детьми о морали и человечности, неплохо. Однако нельзя лицемерно утверждать, что мы опираемся на «систему духовно-нравственных ценностей, сложившуюся в процессе культурного развития России», не говоря уже о христианстве, которое стало важнейшим фактором, формирующим все то, что мы можем назвать русской культурой. В очередной раз складывается впечатление, что они пытаются отобрать у Церкви то, что необходимо и полезно государству, помимо самой Церкви Христовой.

Мы могли бы не стесняться своих христианских корней

Отец Филип Ильященко, заместитель декана исторического факультета ПТСУ.

Отец Филип Ильященко

Когда мы говорим слово «стратегия», мы понимаем, что мы говорим не о чем-то немедленном, оперативном, не о чем-то завтрашнем, что является тактическим, а о стратегическом, то есть о чем-то, что определяет будущее. Эта стратегия определяет будущее. Я не беру на себя ответственность говорить о том, какой должна быть стратегия развития образования в нашей стране сегодня, но выскажу несколько мыслей о материале, который нам преподносят как документ, определяющий стратегию, то есть наше будущее.

На первой странице этого документа в разделе под названием«Общие положения» изложили основы, на которых должна строиться система образования. Он состоит из четырех строк, две с половиной из которых посвящены перечислению «духовно-нравственных ценностей, выработанных в процессе культурного развития России», упомянутых в стратегии. Мне кажется, что это перечисление само по себе не отражает нового отношения к традиционным духовно-нравственным ценностям, как к ценностям общего гуманизма, как к ценностям, которые существуют сами по себе по отношению к человеку.

Однако именно необразованный, исторически безграмотный человек, «Иван Иван, не помнящий своего рождения», должен отрицать, что все известные ныне духовно-нравственные ценности, традиционные ценности являются ценностями, связанными с христианством, то есть со Христом. Когда мы видим список духовных и нравственных ценностей, на которых будет строиться стратегия развития образования в России в ближайшие 10 лет, мы должны сказать, что в этом списке трудно увидеть Христа, трудно увидеть основу, на которой может расти только каждая заявленная ценность. в этом списке, а значит, можно построить любое образование.

Мы живем в особое время, когда маски в определенном смысле сброшены. Мы больше не можем носить ужасную маску коммунистической идеологии советского периода, которая, несмотря на всю свою жестокость и невзгоды своего существования, отравила и разрушила это великое государство, великое государство, которым был Союз Советских Социалистических Республик, при всем его лицемерии, простой демагогии и лжи. Теперь мы можем называть вещи своими именами. Сегодня мы можем сказать, что фашизм — это фашизм, и нам не нужно говорить об уютном концентрационном лагере, пытаясь оправдать нацизм. И не делай этого. нам нужно говорить о великом Сталине, пытающемся оправдать сталинизм как таковой, и о лжи коммунизма, лжи большевистско-ленинского государства в целом.

Теперь мы можем говорить прямо в честь одного замечательного российского правителя, что «у России нет союзников, кроме армии и флота». Более того, теперь можно с некоторым облегчением сказать, что у России появились эти союзники. Пять лет назад было сомнительно, что эти союзники — армия и флот — еще живы, или они уже ушли в другой мир и больше не существуют. Теперь, я думаю, мы можем сказать, что они там.

Наконец, теперь можно сказать, что эта великая дружба, те объятия и рукопожатия, которыми, как мы думали, цивилизованный мир приветствовал нашу свободу, на самом деле были долгожданным разрушением великого государства и геополитического, экономического и военного соперника. Мы не можем притворяться, что их ценности — это наше все, и что наша цель — это ценности, которыми живет западный мир. Извращение можно назвать извращением, однополое сожительство — это не семья, а божественное и неестественное состояние для человека. Мы можем назвать семью союзом мужчины и женщины, которые любят друг друга, которые определили свои отношения соответствующими гражданскими действиями, а иногда и свидетельством перед верующим.

Мы можем говорить о том, что наши настоящие друзья, ложные друзья и скрытые враги показали свое отношение к нашей стране и нашему народу. Не участвовать в охоте на ведьм, не вызывать агрессию и истерику, которыми до позднего времени была наполнена наша жизнь, совсем нет. Мы живем в реальном мире и принадлежим не по заслугам, а по заслугам наших предков к великому народу, и у нас есть долг, оставленный нам Святым Князем Владимиром, Святым Апостолом Андреем, другими Апостолами и просвещенной Россией, сохранить и засвидетельствовать это провозглашенное сокровище и переданы нам более тысячи лет назад.

Сегодня мы не могли стыдиться своего русского происхождения или своих христианских корней, и мы могли смело говорить об этом. Я не политик и не буду учить своих уважаемых политиков, потому что это, как они говорят, их хлеб, их профессия, их долг. Но мне, как обывателю этой страны, хотелось бы, чтобы то, на чем стоит моя страна, из чего она выросла и без чего, как показала история ХХ века, не может выжить, не вызывало стеснения публично заявлять о чем-либо, особенно в документах, указывающих будущее нашей страны. И только в этом смысле я считаю, что этот документ требует осмысления и развития.

Нужно ли заниматься будущим нашей страны? Конечно, мы должны, потому что наше будущее создается сегодня. От чего это зависит? Совершенно справедливо, что будущее зависит от детей и молодежи, а наше будущее будет зависеть от того, как мы их воспитываем. В этом смысле этот документ актуален и в наше время. Сама потребность в этом документе отражает кризис нашего нынешнего состояния и перспектив. Этот документ очень важен. Это кризис нынешнего состояния, который, я считаю, позволяет нам честно сказать то, что нам было бы стыдно сказать 10-15 лет назад по тем или иным политическим или другим причинам.

Оксана Головко, Тамара Амелина

Оцените статью
Культура и обычаи
Добавить комментарий